sdorinskaya (sdorinskaya) wrote,
sdorinskaya
sdorinskaya

Комментарий по поводу законодательной инициативы Т. Мальчиковой.

27 мая Татьяна Мальчикова в своем блоге опубликовала инициативу от имени Гражданской Комиссии по правам человека "Поправки в «Кодекс административного судопроизводства РФ», принятый 8 марта 2015 года"
http://cchr-president.livejournal.com/24734.html

Опоздавшая к голосованию инициатива предлагает поправить Кодекс Административного судопроизводства РФ в части, относящейся к судопроизводству по административным делам в психиатрии.

Итак, давайте рассмотрим эту инициативу.

В данной инициативе предлагается убрать срок подачи психиатрами заявления в суд на принудительное лечение (которое сейчас обозначено законом в 48 часов), а также убрать пятидневный срок рассмотрения этого заявления судом.

Взамен ничего не предложено.

Более того, по этой инициативе предлагается судье самому ходить к каждому недобровольно помещенному в психиатрическое заведение гражданину, если психиатры считают, что больной не может присутствовать в суде, и оценивать сначала психическое состояние человека, а потом правомочность помещения его в психиатрический стационар.

Ну, во-первых, как судья об этом узнает?

Во-вторых, исключение из текста закона сроков, ограничивающих подачу документов в суд и рассмотрения дела в суде, запутывание процедуры информирования суда, требование к судье лично обходить психиатрические заведения, приведёт к тому, что гражданин, недобровольно помещенный в психиатрический стационар, вообще потеряет всякую надежду на спасение.

Сколько будет длиться дело? Год, два, пятьдесят лет? Как узнать, всех ли обошёл судья? Как точно узнать, сколько человек уже находится в застенках? Все это время, предполагается применять к человеку меры психиатрического воздействия?

Ход рассуждений госпожи Мальчиковой столь же непонятен, сколь и страшен их результат.

А как прокомментировать инициативу: «Исключить положения:  «О праве гражданина лично участвовать в судебном заседании и излагать свою позицию по административному делу о его госпитализации лишь в том случае, если его психическое состояние позволяет ему адекватно воспринимать все происходящее в судебном заседании и его присутствие в судебном заседании не создает опасности для его жизни либо здоровья или для жизни либо здоровья окружающих»». Это право предполагается исключить вообще? Быть может, существующая формулировка и не идеальна. Но, взамен ей Мальчикова ничего не предлагает.

Инициатива по назначению адвоката подразумевает наличие согласия пациента или его ходатайства. Это прекрасно. А как быть со случаями тяжелейших психозов, когда человек лезет на стены, рвёт на себе одежду и пытается выйти в окно?

Следующая инициатива, проявленная Мальчиковой, касается представителей пациента. Мальчикова предлагает исключить ценз высшего юридического образования у представителя. С одной стороны, как человек, много лет работающий в этой области, я могу понять логику Мальчиковой. Подобное изменение позволяет быть представителем пациента в суде сотруднику общественной организации, в которой далеко не все имеют высшее юридическое образование. Но Закон обязан предусматривать все случаи, и не должен перекраиваться под частности. Если ценз юридического образования будет убран, где гарантия что представитель пациента будет достаточно грамотен, и человека не упекут в психушку просто потому, что защитник запутался в законодательстве? Или намеренно пришел мошенник, чтобы засадить человека в психушку с целью впоследствии завладеть жильем подопечного?
Нельзя забывать, что адвокат отвечает перед законом за собственную грамотность, и может быть лишён звания адвоката. А какая ответственность предполагается у представителя?

В принципе я могу понять, какую проблему пытается решить Мальчикова — безразличие некоторых адвокатов к проблемам их подзащитных. Но это безразличие решается просвещением адвокатского сообщества. И для этого у Гражданской Комиссии есть все инструменты. Когда я, будучи президентом этой организации, ездила по стране с выставкой «Психиатрия — индустрия смерти» и выступала с докладами на конференциях адвокатов, я получала свидетельства от руководителей адвокатских палат, говоривших о том, что после нашего посещения адвокаты стали отговаривать своих подзащитных уходить от уголовной ответственности с помощью экспертиз о невменяемости, и более человечно и внимательно относились к делам в психиатрии. И это то, чем должна заниматься госпожа Мальчикова.

Резюмируя все вышесказанное: похвально, что люди хотят помочь несчастным, находящимся в психиатрических застенках. Только хочется, чтобы эти инициативы были взвешенными, грамотными, а не разрушали последние оплоты разумности в законодательстве.

Основная проблема психиатрии — отсутствие доказательств выводов психиатра. И вот что реально нужно сделать для защиты пациента от ложного обвинения — заставить психиатров доказывать свои заключения. Например, предоставлением видеозаписи беседы с пациентом, обязательным присутствием на беседе с психиатром представителя больного (сложный процесс, но нужно продумывать, как это может быть осуществимо в рамках психбольницы). Для придания записям психиатра статуса доказательства, психиатра необходимо обязать получать подпись от пациента, что всё, что он записал, соответствует действительности, а документы без такой подписи считать лжесвидетельством, с соответствующей ответственностью за лжесвидетельство.

В ситуациях, когда принудительно госпитализируется человек в тяжелейшем психозе, должна быть подпись независимого свидетеля, что так оно и есть, и этот свидетель может быть вызван в суд.

Разумно предложить, чтобы в течение первых 48 часов, когда пишется исковое заявление в суд, психиатры обязаны собрать результаты осмотров, как минимум четырех врачей непсихиатрического профиля чтобы они исключили наличие у пациента физической патологии (терапевт, хирург, токсиколог, невропатолог).

Психиатрия разрушает общество. Это правда. Однако психиатрия существует по одной простой причине — общество не знает, что делать с людьми, сошедшими с ума. Да, психиатры этим умело пользуются, объявляют сумасшедшими и непонимающих учебный материал детей, и сварливых, и мешающих взрослых. Много проблем.

Чтобы решить проблему психозов, нужно разложить её на составляющие и уметь находить разумные решения для всех ситуаций, где психиатрия предлагает свои варварские методы.

Работодателям же Мальчиковой можно посоветовать, внимательнее относиться к назначению людей на посты и тщательнее следить за тем, какие публичные выступления делаются от имени этой уважаемой организации.

Поскольку если, не дай Бог, применить эту инициативу Мальчиковой, положение людей, находящихся в психиатрических застенках станет гораздо хуже. Сейчас хоть сроки есть, после которых удержание человека в психушке считается незаконным лишением свободы.
А если их отменить?...
Tags: Гражданская комиссия по правам человека, Татьяна Мальчикова президент ГКПЧ, Татьяна Юрьевна Мальчикова, Центральная тренинговая компания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments