Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Софья Доринская

Аутизм, который оказался пеллагрой.

Пеллагра - это тяжелейший, смертельный дефицит витамина В3.

К нам пришло письмо:
""Здравствуйте, Софья. Хочу рассказать Вам нашу историю. Может, Вы поможете мне разобраться в наших диагнозах.

Беременность протекала хорошо, без осложнений, а вот роды были тяжелыми. Ребенка выдавливали из живота, была гипоксия, сын плечом пережал пуповину, по показаниям КТГ сердцебиение падало до 10 ударов в минуту, но на КС меня так и не отправили. В результате кефалогематома и повышенный билирубин.

Ребенок с рождения был очень беспокойный, плохо и мало спал, не засыпал без укачиваний, постоянно плакал, был метеочувствительным, были постоянные запоры и экзема.

Время шло, а ребенок не менялся, был очень капризным, не смотрел в глаза, не играл с игрушками, слова то появлялись, то пропадали, не было указательного жеста, отказывался есть пищу кусочками, постоянно давился, не откликался на имя, хлопал дверьми, бегал по кругу, потом начал зажимать глаза и уши, была агрессия и аутоагрессия.

В полтора года мы впервые обратились к неврологу. Нам назначили фенибут, сонопакс и пантокальцин. Улучшения в речи и поведении были, но они были временными. Еще через год мы легли в больницу для обследования. Рутинная ЭЭГ выявила, что нет связи между полушариями, МРТ выявила очаги незрелости миелиновой оболочки.

Опять назначили нам фенибут, тенотен и пантокальцин. Опять улучшения были, но очень маленькие и временные.

Еще мы проконсультировались у психиатра, она нам поставила диагноз глубокая задержка психо-речевого развития и констатировала наличие аутичных черт в поведении. Предложила лечь к ним в психиатрическую больницу на обследование, но я отказалась.

Что мы имеем сейчас: сыну 3 года 3 месяца, очень плохое понимание речи, отсутствие слов, есть слабое звукоподражание, очень сильная привязанность ко мне, остальных членов семьи сын вообще не воспринимает, не играет с игрушками, нет сюжетных игр, проблемы со сном (очень долгое засыпание и короткий ночной сон), отказ пробовать новую пищу, самостимуляции, отсутствие коммуникаций с другими людьми и детьми, пищеварение и состояние кожи улучшилось, но далеко от идеала, постоянные круглогодичные насморки при чистых анализах на микрофлору и эозонофилы, а еще сын очень редко улыбается, чаще грустит и злится.

Также у него есть нарушения в сфере сенсорной интеграции. Я много сама занимаюсь с сыном, изучаю литературу по логопедии и дефктологии, ездим на занятия к логопеду и нейропсихологу, занимаемся АВА терапией.

Сын знает английский и русский алфавиты, считает до 10, знает цвета и формы, некоторых животных, много занимаемся по карточкам, так как у сына прекрасное визуальное восприятие и визуальная память, развиваем мелкую моторику, делаем логопедический массаж. У сына есть логическое мышление, многие вещи он схватывает на лету, часто поправляет меня, если я ошибаюсь. Общается он со мной жестами и при помощи карточек.

Но вот в понимании речи продвижения почти нет. Появляются новые самостимуляции и странности в поведении. Бывают сильные истерики с паданием на пол и выгибанием. Но он очень добрый и ласковый мальчик.

Скажите пожалуйста, как можно помочь моему сыну? Как улучшить и ускорить процесс миелинизации? Стоит ли нам принимать такие лекарства как фенибут и пантокальцин (их нам упорно назначают снова и снова)? Насколько для нас полезны витамины группы В (нам назначают магнэ В6 и нейромультивит раз в полгода). Спасибо Вам за то, что дочитали до конца мой крик души и заранее благодарю за ответ".

Первый Тест 12.02. 2016

Показал: Тест показал, что у ребёнка имеется катастрофический дефицит витамина В3. Простыми словами, по тем проявлениям, которые были указаны в тесте на дефициты питательных веществ, можно заявить о наличии у него пеллагры. Кожные проявления были ошибочно приняты за экзему. Это пелагические пятна.

Первый Тест:



Читать дальше на сайте ЦМИ
Софья Доринская

Защита семьи - это защита детей.

Сегодня 1 Июня - День защиты детей. К сожалению, в последнее время защита детей приняла настолько извращённые формы, что изъятие ребёнка из семьи выставляют просто - таки манной Божьей.
Мы хотим в этот день заявить, что защита семьи - это и есть истинная защита ребёнка.
Только семья может обеспечить ребёнку самое главное - любовь и благополучие. Только родители могут, жертвуя всем, дать своим детям будущее.
Социальные службы обязаны помогать семье. Изъятие ребёнка из семьи должно автоматически дисквалифицировать социальных работников, патронировавших семью. При выявлении случаев необоснованного изъятия ребёнка из семьи, социальные работники, причастные к этому, и все соучастники из числа государственных служб должны признаваться виновными в террористическом деянии и нести ответственность, вплоть до серьёзных уголовных сроков.
Семья - это ячейка государства. И если будет разрушена семья, государство исчезнет вместе с ней.
Так что в этот день - заявите о проблемах семьи, одиноких отцов и матерей, потому что защита именно их и есть гарантия защиты наших детей.



Подозрение на фармацевтический эксперимент на детях в России.


Если вашему ребёнку до 7 лет назначен препарат "КОГИТУМ", просим срочно связаться с Международным Бюро по правам человека в сфере душевного здоровья.

Выявлено, что препарат назначен ребёнку 4 лет, тогда как не имеет клинических данных о применении на детях до 7 лет. Предполагается проведение клинического эксперимента на детях в России. "Когитум" выпускает Авентис - Россия. Владельцы Авентис - Санофи, Франция.

Фарм группа: Психостимулятор, ноотроп.

Почта Бюро: ibhrmh.info@gmail.com

«Давление школы – это профессиональное введение ребенка в невроз»

До 80% школьников и 60% дошкольников имеют психические расстройства и аномалии развития, заявил сегодня главный психиатр Минздрава Зураб Кекелидзе. Откуда взялись эти цифры, и почему нет ни слова о причинах этих расстройств, недоумевает врач-психиатр Софья Доринская.

Я бы хотела знать истоки статистических данных, которыми оперирует Зураб Кекелидзе. Из каких поведенческих факторов статистика складывалась, какими методиками пользовались при подсчетах, какие именно психические расстройства имеются в виду, с какой «нормой» они сравнивались? И самое, на мой взгляд, главное: каковы причины этих, якобы существующих, массовых расстройств?

Все-таки главный психиатр страны – лицо сугубо официальное. Озвучивая подобные цифры, следовало непременно назвать причины. Тем более что многие из них лежат на поверхности.

• Сложные, запутанные тексты учебников, загоняющие учеников в стрессовые ситуации. Ребенку трудно понять задание. Да и не только ребенку. Как, например, вы отреагируете, если вам предложат «нарисовать мир глазами кузнечика»?

• Использование в текстах мало употребляемых и не свойственных возрастной лексике слов. Вот, например, текст задачи первокласснику: «…как соотносится эта фигура с образом клумбы?»

• Школа отказывает ученику в праве свободного мышления. Слишком много тестов, где надо отмечать галочками графу (а) или (б). Устно, то есть своими словами, описывать явление ученику практически не приходится. Его приучают думать, как робота.

• Школьные учебники изменились, когда мы стали подражать, не всегда обдуманно, образцам западных систем образования. На авторов-предметников стали серьезно влиять психологи. Более того, насколько я знаю, зачастую профессиональные психологи сами становятся авторами школьных учебников.

Мне кажется, что это и есть профессиональное введение ребенка в невроз путем постоянного и жесткого давления на него. Чем сильнее и разностороннее давление со стороны школы, тем быстрее невроз переходит в психоз! Когда нам говорят, что 40 % детей не адаптируются к школьным требованиям, не означает ли это, что они мыслят самостоятельно, нестандартно, не хотят приспосабливаться к системе, ломающей естественное состояние ребенка. Дети протестуют, отстаивая свою формирующуюся личность. Так разве это патология?!

Вы спросите, зачем нужно ставить детей под столь жесткий прессинг? Зачем профессионально вводить их в невроз и психоз? Ответ, на мой взгляд, очевиден: психиатрии нужны пациенты. Пациентам нужны лекарства. И не важно, взрослый это или ребенок. Главное – принудить его принимать легальные психотропные наркотики. Это бизнес, господа. Бизнес на наших детях.

Точно неизвестно, сколько россиян имеют сегодня психические расстройства. Понять истинное положение вещей сложно еще и потому, что диагностика психических расстройств у нас, мягко говоря, вызывает большие нарекания.

Сейчас все больше говорят о том, что отдельно существующие психиатрические лечебницы разумнее расформировать, создав отделения лечения психозов в обычных многопрофильных больницах. Такой подход обеспечит доступ к пациенту врачей различной специализации, что поможет установить истинную причину психоза у больного. Это же «приструнит» контингент, работающий с душевнобольными пациентами. Не секрет, что порой с ними обращаются неоправданно жестко. Психиатры будут работать в коллективе врачей разного профиля, коллеги, исповедующие принципы доказательной медицины, начнут пристально интересоваться состоянием пациентов отделений психозов.

В первую очередь, это пойдет на пользу лечению больных. Мы сможем достоверно выявить причины возникновения тех или иных психотических состояний. Да и со статистикой тоже будет легче разобраться.

Психоневрологический интернат в Ипатово, Ставропольский край. Расследование началось.

Дорогие друзья!

Мы рады сообщить, что расследование ситуации в ПНИ поселка Ипатово Ставропольского края началось.

Опрошена правозащитник и бывшая жительница этого интерната Элина Перегуда.

Мы получили сообщение, что готовится опрос жителей ПНИ, а так же, что происходит запугивание жителей ПНИ с тем, чтобы они ничего не рассказывали представителям власти.

Мы искренне надеемся, что профессионализм сотрудников правоохранительных органов позволит им сделать качественный опрос вне зависимости от давления, оказываемого на жителей этого ПНИ.

Мы выражаем искреннюю признательность прокуратуре России за бдительность и сотрудничество в деле сохранения законности в России.

С уважением, Софья Доринская, президент Международного Бюро по правам человека в сфере душевного здоровья.
Сайт http://ibhrmh.wix.com/ibhrmh

Психоневрологический интернат в Ипатово, Ставропольский край.

Сегодня мы публикуем информацию, переданную нам правозащитниками, которые несколько лет добиваются расследования ситуации в психоневрологическом интернате в г. Ипатово, Ставропольского края.
Полное название Государственное бюджетное стационарное учреждение социального обслуживания населения "Ипатовский психоневрологический интернат", принадлежит Министерству труда и социальной защиты Ставропольского края.

Данные предоставлены правозащитницей Элиной Перегуда, бывшей жительницей этого ПНИ, дееспособной. Элине при помощи друзей удалось покинуть это место. Однако, зная о ситуации в этом заведении, Элина с соратниками добивается расследования ситуации в заведении.
Правозащитники подали жалобу на то, что в ПНИ используется труд недееспособных, на что прокуратура отписала, что факты работы недееспособных не подтверждены. Работают только дееспособные по официальным договорам.

Правозащитники в доказательство прислали нам следующие данные:


На фото: Малявко Екатерина, недееспособная, с утра до вечера обслуживает 3-й медицинский корпус. Вся уборка медицинских помещений, аптеки, туалетов.


На фото Баранукова Афият, недееспособная, туберкулез, убирает общественное помещение, туалеты, коридор заставляют мыть по 2 раза в день.


Жихарев Михаил, недееспособный, невербал, гепатит С, недержание прямой кишки, работает грузчиком в складском помещении, разгружает продукты питания, таскает тяжести, работает на кухне.


Жихарев Михаил и Григорьев Сергей, недееспособный, порок сердца, работают грузчиками, таскают тяжести в цеху готовой продукции.


Уварова Светлана, дееспособная, работает в столовой - без всяких договоров, полностью обслуживает столовую, убирает, моет.


Дом директора интерната

Брус Филипп (худенький), недееспособный, аутист, невербал, бывают приступы. Работает на подхозе либо, как здесь отображено, у дома директора интерната, делают ей клумбы, возят и носят чернозем 60-70 кг мешки, рядом рабочий из ПНИ, осуществляет контроль.


Барская Лаура Аркадьевна, недееспособная, постоянно убирает процедурные, так как медперсонал свои обязанности не выполняет. На столе нейролептики, готовые к раздаче – проживающим, доведенным до края, удавалось их брать и совершать попытки суицида, принимая большое количество. Ключ у проживающей, доступ к лекарствам никак не ограничен.


Семенова Валентина, недееспособная, работает на кухне, артрит, экзема от моющих средств, целыми днями без выходных работает на мойке: посуда, полы.


Одиночка с решётками, ёщё больший ужас,чем карантин. Оттуда вообще общение запрещено. Хоть закричись. Ведро вместо туалета. Еда раз в день. Никакого выхода даже с санитаркой. Таких палат несколько.



Проживающая из 2 корпуса, где живут ВИЧ, гепатит и др. Корпус открыт. В палатах убирают проживающие и ухаживают за тяжёлыми тоже сами. Девочку зовут Ирина. Возраст более 18 лет.

Когда Элина, получив информацию о том, что одна из жительниц ПНИ заперта в карцер, она решила вечером подойти к стенам ПНИ и сфотографировать несчастную через окно. Со слов Элины, когда она подошла к забору, её ударили сзади по голове, надели мешок на голову и жестоко избили. Лежащую на дороге женщину обнаружила мимо проходящая жительница села, отвела Элину домой. Элина боится подавать заявление в полицию, тк. объективно никакой помощи по её заявлениям нет. Только угрозы.
Элине помогает бывшая сотрудница этого ПНИ, которая своими глазами видела все беззакония, творящиеся в этом заведении. Женщины несколько раз писали в прокуратуру, в том числе и Генеральную. Но их заявления спускают на местный уровень и никто ничего не расследует. Только запугивают проживающих и тех, кто пытается восстановить законность.

Ниже фото избитой Элины.


Мы просим Следственный Комитет при прокуратуре не формально отнестись к данной проблеме. Проверить факты, предоставленные правозащитниками и восстановить законность.

Перепечатка данных и фотографий возможна только с указанием на источник. Данные защищены авторским правом. Нарушение авторских прав преследуется по закону.
Сайт МБПЧ http://ibhrmh.wix.com/ibhrmh

О связывании детей в психиатрии. Ответ П. Астахову.

Несколько дней назад детский омбудсмен Павел Астахов обнародовал в СМИ информацию о привязывании детей в психиатрической больнице. Он рассказал, что ему уже давно известны случаи необоснованного помещения детей-сирот в психиатрические больницы с целью наказания.

Решение же проблемы принудительного связывания детей в психиатрических больницах, которое озвучил Астахов — применение психофармакологии!

Господин Астахов. прежде чем выдавать подобные «решения», настоятельно рекомендую ознакомиться с тем, что такое психофармакология.

Главная задача психиатрии — сделать человека тихим, послушным, и не важно по какой причине человек возбуждён. У психиатрии нет задачи вылечить человека, у психиатрии нет задачи решить его проблемы. В психиатрии здоровый пациент — это тихий и послушный пациент. Я знаю. Я по образованию психиатр и работала в психиатрической больнице.

Так вот, как величайшее решение этой проблемы была открыта лоботомия. Человеку сквозь глазничные впадины вставляли шило для колки льда, и разрывали мозговую ткань. Люди после этого действительно становились тихими. Победа! За это «открытие» была вручена Нобелевская премия психиатру Эгашу Моницу. Однако, когда количество операций перевалило за миллион, выяснилось, что от такого «лечения» люди не просто становятся тихими и послушными, они превращаются в овощей, а потом умирают. От лоботомии пришлось отказаться.

Однако, проблема как сделать человека тихим и послушным осталась.

И тут на помощь пришло открытие вещества торазин, ныне аминазин. Это вещество — отрава для паразитов, как выяснилось, обладало эффектом, сходным с лоботомией, но мозги резать уже не надо. Его так и стали называть — химическая лоботомия. И по планете зашагала психофармакология.

Сейчас она насчитывает огромное количество веществ, единственный смысл которых — отравить человека до такой степени, чтобы он стал тихим и послушным.

Господин Астахов, если бы Вы действительно, как Вы говорите, занимались этим вопросом, Вы бы поговорили с детьми, которых привязывали и накалывали психофармакологией в психушке. Они говорят, что лучше привязывание, чем укол. Страдание, боль, обида, невозможность ответить во время привязывания не идет ни в какое сравнение с теми муками, которые испытывает человек, тем более ребенок, после накалывания психофармакологией: тело разрывает на части от боли, судороги такие, что кажется, что тело разорвется, каждый звук, каждое движение, вызывает боль. Человек начинает галлюцинировать, ему видятся страшилища, но кричать он не может, так как тело на малейшее движение отзывается смертельной болью.
После начинается неусидчивость. Господин Астахов, представьте себе, что Вы сутками не можете присесть. Вы не можете ни сидеть, ни стоять, ни лежать спокойно. Ваше тело ходит ходуном постоянно, днями, изматывая Вас в конец. И самое страшное — Вы больше не можете думать. Человек осознает смерть своего разума.

И, конечно, после такого, что угодно, только не укол. Что угодно: работать, слушаться, не сопротивляться насилию, позволять делать с собой что угодно, ТОЛЬКО НЕ УКОЛ!

Именно это решение, господин Астахов, Вы и предлагаете как альтернативу связыванию.
Я предлагаю Вам как специалисту в области прав человека, смотреть в корень проблемы. Не существует обоснованного помещения ребенка в психбольницу. По той простой причине, что психиатрия не имеет субстрата заболевания. Душа — не орган человеческого тела.

Детям нужны грамотные, терпеливые педагоги и воспитатели.

Тот персонал, кто уличен в психо садизме должен быть уволен. На смену ненавидящим детей «воспитателям» должны прийти педагоги, воспитатели, священнослужители, кто добрым словом, умением понять ребенка и направить его в созидательное русло, может воспитывать человека, а не травить неугодного и надоевшего воспитанника.

Проблема действительно неадекватного поведения решается единственным способом: установление объективного физического страдания ребенка. Если у сироты аллергия, чесотка, воспаление какого-то органа, что его хоть зауговаривайся. Больной ребенок капризен и неуправляем.

В детские дома нужно нанимать учителей физкультуры. Неуемную энергию детей нужно направлять в спорт, а не давить психофармакологией.

И применение психофармакологии на детях до 18 лет нужно запретить! Никаких связываний, никакой психиатрии как решения проблем детства. Это должно быть признано преступлением. Психиатры обязаны снова стать врачами, потому что в психиатрии есть только два вида "лечения" — либо связать, либо отравить.