Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Какие права есть у пациента в психиатрической больнице?

Я много лет занимаюсь правозащитной работой в области психиатрии. Меня как бывшего психиатра часто спрашивают, какие права есть у человека в психиатрическом заведении? Мой ответ всегда один:"Никаких". Я часто выступаю оппонентом действующим психиатрам, и они мне рассказывают о нормах права, что закон у нас замечательный и т.д.
Когда меня спрашивают люди, как защититься от психиатров, я говорю - разворачивайтесь и бегите как можно дальше.
История, представленная ниже - еще одна история человека, прошедшего психиатрический путь.Эту историю он прислал мне
http://www.youtube.com/user/TheHRights/videos.
Он описал так, как все и есть на самом деле. Так, как было в больнице, где я работала, так, как происходит сейчас в любом психиатрическом заведении.
Прочтите эту историю, возможно, это спасет вам жизнь. (сохранена грамматика и орфография автора)

"Привет психушка"

Москва. 2006 год. Начало декабря. Пасмурная погода.
Мои приключения в психушке начинаются в бесснежном декабре 2006 года.
Но мне бы хотелось, рассказать предысторию, почему я попал в это "интересное" во всех смыслах учреждение.
Я жил с мамой и ее мужем(мой отчим) и с младшим родным братом в двух-комнатной квартире, в хрущовке.
С мамой у меня плохо складывались отношения. Я ее не понимал, она меня не понимала, но это уже в прошлом, и сейчас у нас очень хорошие отношение, слава Богу.
Но тогда у нас были очень напряженные отношения и выход было найти трудно.
Ссоры, скандалы, упреки вот из чего состояли в основном наши разговоры.
На фоне чего и из-за чего это происходило не будем вдаваться во Фрейдовские фантазии.
Мне был полный 21 год и осенью у меня началась депрессия. На фоне депрессивного состояния я начал ощущать слабость, вегетативное расстройство и неприятные ощущения соматического характера.
Где-то кололо, где давило, и постепенно у меня появилась навязчивая идея, что я чем-то болен.
Я пошел в поликлинику и прошел все процедуры, и по результатам анализа я был здоров.
Но из-за депрессии и скандалов мое состояние ухудшалось и давила именно слабость на организм, из чего я сделал вывод, что мне необходимо полное обследование организма.
Я хочу заметить, что всему этому способствуют наши СМИ, которые показывают сюжеты, про то как "недолечили" или "перелечили" или приехали и уехали, а человек умер.
Да и кто работает у нас в сфере медицинского здравоохранение надежда желает оставлять лучшего.
При посещение уролога лет 50-ти, выглядел он как свинья. Такой колобок с красным, круглым пропитом лицом и рыжими усами, у меня возникла ни приятная ситуация. Дело в том, что мой половой член обрезан по медицинским показаниям, так как не открывалась головка полового члена. И вот, когда этот свин начал осматривать мой детородный орган, снизу послышалось, "еврей, что ли?" Я опешил если честно, но объяснил смотрящему презрительно снизу своими свинячьими глазками на меня, что я обрезан по медицинским показаниям.
Это я про уровень наших медицинских работников.
Но, я продолжу. Итак, я прошел медицинское обследование в поликлинике и меня это не удовлетворило. И я хотел лечь в клиническую больницу, для полного обследования.
Моя мама в свое время работала в больнице и у нее там оставались знакомые. В больницу просто так не положат, нужны медицинские основания.
Почти каждый разговор с мамой у нас заканчивался скандалом, и мне ее было необходимо склонить, чтобы она через своих знакомых положила в больницу на обследование.
Я прибег к не совсем хорошему способу. Я сказал ей, что мне плохо, мучает сильная слабость и это невыносимо и что, я выпрыгну из окна, если она мне не поможет.
Естественно я не хотел кончать жизнь самоубийством, наоборот!!! Я хотел пройти полное медицинское обследование, чтобы исключить навязчивую идею, что я смертельно болен и умру.
Здесь можно предполагать небольшое расстройство личности, но никак не паранойдальный бред, ибо при нем человек зациклен на идеи, что у него рак толстой кишки, рак легких и тд и тп, и его нельзя переубедить в этом. Мне же было просто плохо и я не знал, что со мной происходит.
Меня положили в больницу на обследование в начале декабря. Так как, у меня была депрессия, то при таком состояние немного меняются суточные биоритмы. То, есть я спал днем, а бодрствовал ночью, перечитывая Граф Монте-Кристо(какое проведенчинское совпадение).
Сотрудникам больницы наверное не понравился такой распорядок дня. На второй день у меня взяли анализы и пригласили поговорить с врачем при матери( то что, он являлся психиатром, я узнал уже после всей моей истории дома из уст мамы.
Я думал, что это обычный врач. Он меня расспрашивал, как я себя чувствую, что у меня болит. Я ему все рассказал и он ушел.
На третий день, точнее в два часа ночи, меня разбудили два санитара и сказали собираться. Днем мне не дали спать, поэтому я немного прикорнул ночью.
Я подумал с просони , что меня переводят в другое отделение или больницу, так как что-то у меня нашли(онкология, туберкулез).
Хотя, результаты анализов еще не были готовы, но об этом я не подумал.
Я собрал свои вещи и пошел в сопровождение двух санитаров в машину.
Ехали мы недолго, минут 15 и приехали. Меня отвели, как я потом узнал в "приемный покой". Я сел на стул возле стола за котором сидела женщина лет 50,60.
Я посмотрел на часы, было 3 часа не большим. Женщина меня спросила понимаю ли я где нахожусь? Меня немного на сторожил такой ответ. Я ответил судя по всему в больнице. Она спросила а в какой больнице? Я ответил, что не знаю. На что она мне сказала, вы находитесь в психиатрической больнице номер 3 им. Гиляровского.
Я спросил, а почему я здесь нахожусь? Она мне ответила, что врачи обычной больницы посчитали необходимым в мой госпитализации.
Я сказал, что я против госпитализации, на что она мне ответила, что это вопрос будет решать, зав. отделением куда меня поместят.
Я подумал, ладно. Подожду зав. Отделением и поговорю с ней.
Если честно, после мыслительной рефлексии о том обстоятельстве, что я нахожусь в психушке, сразу прошла слабость в организме, я как-то забыл, что я болен.
Но я решил ни с кем не спорить, а дождаться зав. отделением.
Меня оформили, затем сказали раздеться догола и снять крестик. Крестик был из алюминия и висел на льняной веревочке. Я не знаю, как с его помощью можно покончить жизнь самоубийством. Если им вены резать, скорее он согнется или сломается, а веревочка рвется при не большем давление.
Я отказался снимать крестик и ко мне сзади подошла санитарка и просто сорвала крестик.
Мне это не понравилось(очень не понравилось) но я сдержался и промолчал). Мне дали больничную робу и я ее одел. И меня повела санитарка в отделение, куда меня определили.
Был уже пятый час, зайдя в отделение, мой взгляд сразу устремился в на коридор вдоль которого стояли по два стула в ряд у окон, как в кинотеатре. А в конце над потолком на кронштейне висел телевизор, который я просто возненавидел за время прохождения в этом "замечательном месте".
Дело в том, что телевизор был настроен на один, тогда еще существующий канал "ДТВ" и там постоянно крутили дурацкую передачу "каламбур" с ее деревней дураков(ирония психиатров?).
Меня подвели к столу за которым, сидела дежурная медсестра и она начала меня оформлять.
Потом сунула какую-то бумажку и попросила расписаться.
Я прочитал, что было на ней написано, а написано на ней было, примерно " Я согласен на прием лекарств и не имею претензий в случае каких-либо осложнений из-за приема лекарств"
Я конечно, отказался подписывать такой документ. И забегая немного вперед, я потом обдумывал, как человека, которого принудительно помещают в психушку, то есть, он не может осознавать своих действий, именно только по этому показанию можно положить в психушку в принудительном порядке, и как этот человек "неосознанно" может подписывать документы?
Я сказал медсестре, что я здесь не надолго, и ничего подписывать не буду. Поговорю с зав. отделением и все... Я так думал...
На что мне она ответила, кого сюда привозят, их не отпускают.( потом я узнал, что меня определили в "острое" отделение.)
Шел уже седьмой час, зав. отделением должна была прийти в 9 часов и стал ждать.
Пациенты начали просыпаться и выходить из своих палат. В семь часов утра по палатам пробежала санитарка с криком "подъем".
Я захотел в туалет и зайдя в него, охренел. Место для курение в этом отделение не было и все курили в туалете. И вот, человек десять курят, стоит такой дым, что добираешься до унитаза, как ежик в тумане.
Все сложность такой ситуации для меня была в том, что я примерно бросил курить, месяцев как шесть, и естественно в таких условиях я опять закурил.
Я начал доставать дежурную медсестру, почему нет мест для курения и как мне в этой газовой камере сходить в туалет.
На мой вопрос почему, она отвечала потому. Оригинальная аргументация и возразить даже нечего. Железная логика.
Затем я увидел, человека точнее его подобие, по-моему в психиатрии это называется идиотизм, то есть он не умел разговаривать и вел себя не адекватно, лицо дауна.
Как он оказался в этом отделение для меня загадка. Возможно родственники за некую "плату" определили его на время сюда.
Санитарка мыла полы, а этот "инвалид" постоянно преграждал ей дорогу. И крича на него она била его шваброй и он мыча от боли убегал. Это повторилось раза три. Он убегал и прибегал обратно.
Тут я не выдержал и начал ругать санитарку, говоря ей разве она не понимает, что "инвалид" вообще не осознает своих действий, на что мне было сказано "пошел нахуй".
Это меня только раззадорило и на все отделение я начал поучать и дежурную медсестру и санитарок на тему свободы личности, уважения к человеку, что инвалид не виноват, в том что, он такой родился. Затем как ревизор проинспектировал все отделение, сказав что, требуется ремонт, так как штукатурка везде уже отваливается, да и в конце концов, как на территории больницы можно разрешать курить в туалете, вот это обстоятельство меня больше всего раздражало, так как я бросил курить недавно, и запах дыма меня нервировал.
Во время пока я ораторствовал на все отделение, пациенты больницы смотрели на меня вытаращенными глазами, как на сумасшедшего.
Настало 9 часов, пациенты завтракали, я отказался от завтрака. Пришла зав. отделением и меня привели в ее кабинет.
Вход в ее кабинет шел прямо из столовой и по совместительству эта столовая выполняла роль места встречи родственников с пациентами.
Я зашел в кабинет и увидел зав. отделением- моего будущего врача. Это была женщина, немного лет за 30, с короткой стрижкой и с приятным лицом.
Мы с ней побеседовали около 20 минут и я рассказал о своих "проблемах".
Она мне ответила, что не видит оснований для моей госпитализации, единственное что ей еще необходимо переговорить с моей мамой.
Я вышел от нее с облегчением, прошел в коридор и сел на диван напротив столовой чтобы видеть когда придет моя мать.
По пришествию некоторого времени пришла моя мать и зашла в ее кабинет.
Потом моя мама поведала мне, что она рассказала ей и о том, что я грозился покончить жизнь самоубийством и вообще ввиду наших плохих отношения на тот, момент я не знаю, что она еще там наговорила.
А в результате получилось так, зав. отделением вышла ко мне и сказала что, решила меня госпитализировать.
Затем я прошел в столовую, где стояла моя мать, я спросил, что происходит, на что она мне ответила, что я нуждаюсь в лечение, но просто этого не "осознаю".
Это был для меня удар, жалобно смотрящие на меня глаза матери, которая думала, что я "поехавший".
Конечно, для нее это все объяснило, наши споры, скандалы.
Моя "болезнь" объяснила мою конфронтацию с ней и давала ей ощущение, что она была права во всем, а я лишь был "больной" который не осознавал правды жизни.
Я понял, что разговор с матерью бесполезен и ушел в коридор.
Ко мне подошла опять зав. отделением и попросила подписать бумаги, я отказался. И она сказала, что тогда будет суд через три дня, который решит о моей госпитализации.
Я надеялся на суд... Как я был наивен...
Это потом я узнал, что в соответствие с законодательством принимать решение о моей принудительной госпитализации должна была не она одна, а консилиум из трех врачей, это потом я узнал, что она меня должна была уведомить, что я имею право в суде на представителя или адвоката. Ничего об этом она мне не рассказала.
Я продолжал сидеть в коридоре на диване и обдумывать, что делать. Бежать было затруднительно, так как все двери были без дверных ручек, которые заведомо были сняты, и находились в карманах медперсонала с помощью которых, они открывали двери.
Из столовой я незаметно взял ложку, и думал как с помощью нее сделать подобие дверной ручки.
Никак не получалось.
За мной представили следить одну санитарку, которая постоянно наблюдала за мной и я понял, что тихо уйти не удастся.
Я попросил позвонить, надеясь на друзей, в чем мне было отказано.
Мимо бега зав. отделением и постоянно спрашивала принял ли я лекарства, на что я ей отвечал, что до решение суда я не буду принимать никакие лекарства.
Наступил обед и меня позвали, я отказался сказав, что объявляю голодовку, на что мне заведующая медсестра ответила, что ничего страшного, будем колоть глюкозу.
И я сломался, никогда до этого я не знал, что вот так можно лишить человека свободы. Облокотившись об стену я скатился по ней и заплакал, как не плакал с детства.
Меня терзала одна мысль, каким образом, как так может быть? Я обращался к санитаркам, говоря им, что я совершено нормальный, а они на меня смотрели как сумасшедшего.
В часа четыре, пробегая очередной раз мимо меня зав. отделением уже со злостью спросила почему я не принял лекарства и началось.
В отделение лежат примерно 80% с диагнозом алкогольной делирией, то есть белой горячкой. И вот самых, так сказать, "услужливых" она попросила меня схватить и привязать к койке.
Потихоньку, человек 6,7 меня стали окружать своими пропитыми рожами, и пытаться захватить.
Я человек с спортивной комплекцией, на тот момент, мой вес составлял 91 кг, сейчас продолжая ходить в треножерный зал, мой вес составляет 119 кг.
Плюс, в детстве я 3 года отзанимался в ушу, год в вольной борьбе, и 2 года самбо.
В запазухе у меня была ложка, а как известно в умелых руках лист бумаги превращается в лезвие.
В принципе я мог используя ложку взять одного из пациентов в "заложники" и на выход, одно обстоятельство мне мешало, я был одет в больничную робу, а на ногах были тапки. Я хочу напомнить, что был декабрь.
Требовать одежду не было времени, так как за это время прибежали бы санитары и без крови бы не обошлось.
Рациональная логика победила чувство негодования и я крикнул зав. отделением, что сам приму лекарства. После того, как я третий раз крикнул меня отпустили "пациенты".
Заведующая медсестра отвела меня к комнате, где выдают лекарства. Дала мне пластмассовую рюмку-стаканчик с таблетками и такую же с водой, чтобы запить. Затем потребовала широко открыть рот, чтобы удостоверится, что я принял лекарства.
Приняв дозу химии я отправился обратно в коридор где гуляли пациенты. Сначала ходил по коридору, потом какая-та слабость начала одолевать меня, я сел на диван. Глаза стали сами закрываться и сильно стал одолевать сон. Я помню, что я завалился на бок дивана и вырубился.
Очнулся я уже на койке в "беспокойной палате" от жесткого сушняка. Во рту была настолько сухо, что я даже не мог членораздельно разговаривать. Попытки выдавить слюну из желез не помогали. Я подбежал к санитарке и попросил воды, она мне указала на кастрюлю с надписью "кипяченая вода" стоявшую на столе в коридоре. Я подбежал к ней, но там уже не было воды. Я забежал в туалет и выпил наверное литра два воды из под крана.
Я хочу напомнить, что я не ел уже сутки, отказавшись от завтрака и обеда, а ужин проспав. Меня одолевал жуткий голод, что аж в живот своровало. Я подошел к санитарке и попросил хотя бы кусочек хлебушка, на что мне был дан ответ, чтобы я ждал до утра.
Осознав, что действительно придется ждать до утра я пошел искать койку и немного потерялся забыв где находится койка. Я опять подошел к санитарке и она меня довела до моей койки.
Только я лег и с бурлением живота начал отходить в сон, как привезли пациента с белой горячкой.
На вид это был примерно мой ровесник, но по лице уже было видно, что человек пьющий.
Я лежал на третьей койке от окна, а его положили на четвёртую от окна койку рядом со мной.
Видно лекарства еще не подействовали на него и он вел себя весьма беспокойно, неся какой-то бред, дергая меня за руку и спрашивая про свою бабушку.
В один момент он встал на кровать и глядя в форточку стал меня спрашивать вижу ли я его бабушку. Я посмотрел на форточку и сказал, что нет там его бабушки. Он крикнул, как же нет, вон она выглядывает из форточки и привезла ему гостинцев.
И он рванул со своей кровати по кроватям прыгая к бабушке в форточке, и используя мой живот, как батут. После его прыжка у меня болел живот, недели две.
Что интересно "бабушкин" попадал в это "замечательное" заведение не первый раз, хвастаясь этим в курилке когда уже был приведен в сознание. Интересно, что я у него "стрелял" сигареты и один раз сказал ему, что если он постоянно попадает, то может стоит задуматься, что пить вредно? На что он мне злобно ответил "пил, пью и буду пить!" И уходя хлопнул туалетной дверью. После этого он не давал мне сигарет.
Во общим "бабушкина" привязали к кровати и я уснул до утра.
Утром я проснулся от кричащего голоса "подъем". Я медленно встал с койки и понял, что химия в моем организме начала действовать на полную катушку. Тем, кто не принимал это, трудно передать ощущения, но я попробую.
Все звуки и голоса слышишь, как будто находишься под водой, как то приглушенно и отдаленно. Окружающую реальность видишь, как будто на голову одет аквариум, но не размыто, а как через аквариум, с небольшим искривлением пространства и ощущением отдаленности. То есть грубо говоря, "глаза находятся не на своем месте" окружающую реальность видишь изнутри головы.
Сосредоточить мысль в голове очень трудно, допустим простейшая логическая операция, такая как отрыть дверь, требует усилий( поднести руку к двери, толкнуть дверь, выйти).
Когда я вышел в коридор из палаты, пришла мысль, что я голоден и я стал ждать время завтрака сев на стул.
То, что я ощутил далее, я могу пожелать ощутить только самим психиатрам, например во время их обучения, ведь как мы помним в древности все врачи сначала на себе испытывали лекарства.
Итак, я сижу на стуле тупо уставившись в пол. И тут со мной начинают происходить странные и страшные вещи. Сначала я не обратил на это внимание. Мой язык начал ощупывать мои зубы, как бы проверяя все ли на месте. Затем я обратил внимание на это и понял, что это делаю не я, а он сам без участия моей воли.
Я постарался остановить свой язык, но еще круче стал гулять по всей полости рта. Затем ему видимо показалось мало пространство, и он стал вылезать наружу. Получалось что-то вроде как у змей и ящериц. Я сомкнул губы, а язык вылезал наружу и обратно. Но вскоре язык вылез до подбородка и обратно не возвращался, прямо хотел быть похожим на язык Эйнштейна на знаменитой фотографии с ним, где он показывает язык.
Я испугался, это действительно страшно, это как во сне, где не управляешь своими действиями, только в реальности. Я отвернулся к стене, чтобы никто не увидел сие безобразие и стал засовывать свой неугомонный язык с помощью рук обратно в рот. Кое-как мне удалось это сделать и я сжал со всей силы челюсти преградив языку выход. Но "дух" который поселился в моем языке перебрался в мой позвоночник, и я почувствовал, как начинает выгибаться моя поясница, как она выгибается у балерин. С этим я уже не мог бороться. Моя поясница так проснулась в сторону живота, подобно если бы я стоял в позе "мостик" , лицо было направлено к потолку, и вылез полностью вылез язык из-за рта.
Через минуту или две, все прошло и состояние нормализовалось. Но осадок остался и какое-то небольшое напряжение в мышцах.
Позвали на завтрак и я осторожно пошел в столовую. В столовой стояли столы, а за столом усаживали двоих напротив друг другу.
Пока я искал куда присесть, слыша от уже сидевшего напротив "занято" минут через пять нашел место, где было свободно.
На завтрак давали картошку с селедкой. Я зацепил дожавшей рукой кусочек сельди поднес ко рту и началось...
Все что происходило до этого по нарастающей в этот раз произошло в один миг. Еще даже хуже меня начало не хило трести, сводило все мышцы. Я случайно кинул в соседа напротив тарелку с завтраком, так как придерживал ее рукой, насколько сильный был приступ. Моя лицо не то, что было устремлено в потолок, глаза уходили за лоб. Меня выворачивало так, что я терял сознание, и приходил в себя, терял сознание и приходил в себя. Все это происходило ежесекундно.
Зав. отделением выскочила из своего кабинета и увидев меня, схватила за рука и повела в кабинет, где выдавали лекарства. Там она сделала какой-то укол, и постепенно в течение пяти минут припадки прошли, но... После этого укола я вообще выпал из сознание.
Помню, что я все-таки позавтракал. То есть с этого момента на протяжение где-то недели я помнил события фрагментарно, я даже забыл про суд.
Но наступил, тот торжественный день, когда произошел суд.
Я помню, что зав. отделением вела меня за руку, из этого я делаю вывод, что сам я не мог идти.
Я помню, что меня завели в светлую комнату из окон бил яркий свет в глаза, возле окна стоял широкий стол, а за ним сидели какие-то люди. Я как понимал, что это был судья и еще кто-то.
Насколько я помню мне дали слово и пытался говорить, что я совершенно здоров и меня незаконно поместили в психиатрическую больницу.
Позже года через три, мне мама рассказала, что она там присутствовала, за столом сидело трое человек, один был одет в прокурорскую одежду. Когда меня привела зав. отделением, то я еле стоял на ногах, качаясь из стороны в сторону, что увидев меня в таком состояние моя мать ужаснулась.
И я молчал... Хотя был уверен, что пытаюсь что-то сказать в свою защиту.
Меня, якобы, вы слушали и отвели в палату.
Естественно, решение суда было положительное по принудительной госпитализации.
Любого человека, накачав психотропами можно спутать с психически нездоровым человеком.
Через недели ко мне стало возвращается сознание, и я более менее стал соображать.
Ну, а дальше ничего особенного не происходило. Новый год я провел в психушке, пол-отделения нажралось в хлам, в обычные дни все алкаши чифирели по вечерам.
На мои вопросы когда меня выпустят, мне отвечала зав. отделением "как только, так сразу".
Выпустили меня через месяц пребывания. За день до выписке меня позвала зав. отделением и попросила подписать какие-то документы. Я не задумываясь все подписал, боясь если не подпишу, то не выпустят.
После выхода из больницы от меня отвернулись знакомые и друзья, кроме двух самых преданных с детства.
С опаской в нашем обществе относятся к людям побывавшем в "психушке".
Не верьте тем психиатрам, которые говорят, что лекарства не вызывают привыкания.
После выписки, мне зав. отделением назначала пить "пожизненно" какие-то лекарства, инвалидности не дали и недееспособном не признали.
Дома я матери сказал, что пить ничего не буду. На третий день меня началась ломка, после месяца приема психотропных препаратов.
Все тело кололо, в глазах картинка ездила из стороны в сторону, закрывал глаза наступал "вертолет", как после пьянки.
Говорил матери, не понимала. Зав.отделением ее конкретно мозги засрала. Мама говорила, вот видишь перестал принимать лекарство и опять у тебя началось...
Через три дня пошли психдиспансер к психиатру, я у него спросил может ли быть ломка после приема лекарств, на что он мне ответил нет.
Блядь, надо каждому психиатру пропивать месячной курс во время учебы, чтобы понимали что это такое, тем более они учатся 7 лет.
Во общим в таком состояние я лег на кровать в позе эмбриона, и стал молить Бога, что бы все прошло.
Славу Богу на четвертый день мне стало легче, и через неделю я пришел в себя.
Вот такой интересный опыт был в моей жизни.
Единственная проблема с которой я столкнулся, это получение прав и сделки с недвижимостью.
Но, эти проблемы решаемые, если есть деньги...
P.S.
Если у вас есть деньги, то диагноз не проблема.
Если у вас есть много денег, нет диагноза.
P.S.2
Если у вас паранойя это не значит что за вами не следят.
В 1960 году Хемингуэй покинул остров Куба и возвратился в США, в городок Кетчум (штат Айдахо).
Хемингуэй страдал от ряда серьёзных физических заболеваний, в том числе от гипертонии и диабета, однако для «лечения» был помещён в клинику Майо в г. Рочестер (США). Он погрузился в глубокую депрессию по поводу слежки. Ему казалось, что за ним всюду следуют агенты ФБР, и что повсюду расставлены жучки, телефоны прослушиваются, почта прочитывается, банковский счёт постоянно проверяется. Он мог принять случайных прохожих за агентов. Но в начале 80-х годов прошлого века, когда архивное дело Э.Хемингуэя в ФБР было рассекречено, факты слежки и пристального внимания к писателю американских спецслужб подтвердились.
Хемингуэя пытались лечить по законам психиатрии. В качестве лечения применялась электросудорожная терапия. После 13 сеансов электрошока писатель потерял память и возможность творить. Вот что сказал сам Хемингуэй:
Эти врачи, что делали мне электрошок, писателей не понимают... Пусть бы все психиатры поучились писать художественные произведения, чтобы понять, что значит быть писателем... какой был смысл в том, чтобы разрушать мой мозг и стирать мою память, которая представляет собой мой капитал, и выбрасывать меня на обочину жизни?
Во время лечения он звонил своему другу с телефона в коридоре клиники, чтобы сообщить, что жучки расставлены и в клинике. Попытки лечить его аналогичным образом были повторены и позже. Однако это не давало никаких результатов. Он не мог работать, пребывал в депрессии, страдал от паранойи и всё чаще поговаривал о самоубийстве. Были и попытки (например, неожиданный рывок в сторону пропеллера самолёта и т. п.), от которых удавалось его уберечь.
2 июля 1961 года в своём доме в Кетчуме, через несколько дней после выписки из психиатрической клиники Майо, Хемингуэй застрелился из любимого ружья, не оставив предсмертной записки.
Спустя пятьдесят лет после смерти, на основании Закона о свободе информации, в ФБР был сделан запрос об Эрнесте Хемингуэе. Ответ: слежка была, жучки были, прослушка тоже была. Прослушка была даже в психиатрической клинике, откуда он звонил, чтобы сообщить об этом.